PL RUS
События

История строительства Музея – Места памяти в Собиборе

14 октября 2018

Работа по увековечению памяти на месте бывшего немецкого нацистского лагеря уничтожения в Собиборе ведется Польшей с 2008 года. 22 сентября 2008 года было подписано первое, а в 2011 году — второе Соглашение о совместном проекте ревитализации территории бывшего немецкого лагеря смерти в Собиборе (Меморандум о взаимопонимании), которое является основным документом, регулирующим международное сотрудничество по увековечиванию памяти о Собиборе. Меморандум подписали Польша, Израиль, Нидерланды и Словакия — представители государств и народов, ставших главными жертвами Собибора. Создание и первое заседание Руководящего комитета состоялось 7 декабря 2010 года.

В 2012 году территорию Собибора включили в состав Государственного музея Майданек, благодаря чему это место стало объектом приоритетной государственной охраны в Польше.

Строительство Музея — Места памяти начали в 2016 году. На первом этапе была осуществлена консервация места захоронений, которое покрыли геоволокном и слоем белых камней, а также начались строительные работы. Уже построено здание музея, в котором будет представлена постоянная экспозиция, и административно-хозяйственное здание, необходимое для правильного функционирования будущего музея. В июле 2018 года Государственный музей Майданек запустил второй этап строительства, в рамках которого до августа 2019 года планируется доделать музейное здание, а также техническую инфраструктуру (парковки, канализация и т. д.). После можно будет приступить к монтажу постоянной экспозиции, открытие которой запланировано на весну 2020 года.

Лагерь смерти в Собиборе был создан в рамках проводившегося нацистами геноцида, направленного на уничтожение евреев в генерал-губернаторстве и носившего кодовое название «Операция Рейнхард» («Aktion/Einsatz Reinhardt»). Решение об уничтожении евреев на территории генерал-губернаторства, являвшееся частью нацистского плана по «окончательному решению еврейского вопроса в Европе», было принято во второй половине октября 1941 года в Берлине. Осуществление поручили командующему СС и полиции в Люблинском районе Одило Глобочнику. Массовое истребление началось в середине марта 1942 года, когда в лагерь уничтожения Белжец были депортированы евреи из Люблина и Львова, а закончилось в ноябре 1943 года. В лагерях «Операции Рейнхард» в Белжеце, Собиборе и Треблинке, а также в концлагере Майданек было убито более полутора миллионов евреев, еще десятки тысяч — во время «акций по ликвидации». Среди жертв также было около 100 000 евреев, депортированных в генерал-губернаторство из Третьего Рейха, Словакии и других европейских стран, оккупированных нацистами.

В лагере смерти в Собиборе погибло меньше людей, чем в Белжеце и Треблинке, однако он просуществовал дольше остальных лагерей «Операции Рейнхард». Конец лагерю в Собиборе был положен 14 октября 1943 года в результате героического восстания заключенных.

Лагерное подполье и восстание 14 октября 1943 года

В лагере Собибор единовременно находилось в среднем 500–600 мужчин и около 150 женщин, оставшихся в живых после очередной селекции. Несмотря на безнадежное положение и кошмарные условия жизни, у заключенных рождались идеи активного сопротивления. Они предполагали отравить или тайно ликвидировать членов руководства, поджечь лагерь, подложить бомбу в столовую для эсэсовцев. Также рассматривалась возможность захвата лагеря местными партизанами и, наконец, побега при помощи подкупленных охранников. Все эти планы оказались неосуществимы. Кроме того, совершались попытки копать туннели (особенно в изолированном лагере III), по которым можно было бы сбежать, однако эти действия были пресечены комендатурой. Убийство в Собиборе 500 заключенных из Белжеца в июне 1943 года стало предвестьем судьбы пленников Собибора. В июле удалось сбежать нескольким заключенным — польским евреям, работавшим в лесной бригаде (Waldkommando). В августе группа узников из Нидерландов во главе с военно-морским офицером Йозефом Джейкобсом разработала блестящий план массового побега при участии вахманов (охранников). Заключенные хотели раздобыть оружие и вместе с ними покинуть лагерь. Однако предательство одного из них сорвало эти планы, и несколько десятков голландских евреев были расстреляны.

Параллельно с ними побег планировала группа польских евреев, которой руководил Лейба (Леон) Фельхендлер, председатель юденрата в Жулкевке, однако их возможности были ограничены. Ситуация изменилась, когда во второй половине сентября в лагерь привезли большую группу советских узников еврейского происхождения из Минска. Среди них был Александр Печерский, лейтенант из Ростова-на-Дону, который, по договоренности с Фельхендлером, возглавил подпольную организацию. Согласно их плану, предполагалось ликвидировать эсэсовцев руками заключенных, имевших военный опыт, изъять оружие, после чего перейти в атаку и покинуть лагерь через главные ворота. Другие места были заминированы из-за неоднократных побегов и активности партизан. План акции и дату ее проведения знали только доверенные люди. В отличие от восстания в Треблинке, состоявшегося 2 августа 1943 года, к подготовке не были допущены заключенные, работавшие в полностью изолированной зоне уничтожения.

14 октября в 16:00 началась ликвидация лагерного руководства. Были убиты по меньшей мере 9 эсэсовцев, перехвачено некоторое количество оружия. В то же время не удалось ни открыть оружейный склад, ни выйти из лагеря. В ходе хаотичной перестрелки, обстрела со сторожевых вышек, а также на минных полях погибли десятки евреев — в то же время более 300 человек смогли убежать и рассеялись по окрестностям. Погоня началась на следующее утро, после прибытия на место командующего СС и полиции Люблинского района Якоба Шпорренберга и других высокопоставленных эсэсовцев, но сначала все заключенные, которые не смогли покинуть лагерь, были убиты. В течение нескольких дней во время облавы с участием сил СС, полицейских формирований и подразделений вермахта было обнаружено и убито более 100 беглецов. Многие были убиты позже в лесах и укрытиях. Группа Печерского перешла Буг и присоединилась к советскому партизанскому отряду. Леон Фельхендлер также выжил (он умер в Люблине уже после освобождения при не проясненных до конца обстоятельствах), как и другие польские евреи, спрятавшиеся в различных укрытиях и партизанских отрядах. До конца оккупации среди сбежавших членов лесной бригады и участников восстания дожил 61 человек.

На основе сохранившейся документации трудно определить точное число жертв лагеря смерти в Собиборе. Из обнаруженных в британских архивах радиограмм, которые 11 января 1943 года начальник штаба «Операции Рейнхард» Герман Хёфле послал заместителю коменданта полиции безопасности генерал-губернаторства в Кракове, а также Адольфу Эйхману, следует, что с мая по декабрь 1942 года в Собиборе было уничтожено 101 370 евреев. Среди них были депортированные из Протектората Богемии и Моравии (6–7 тыс.), Словакии (24 тыс.), Третьего Рейха и Австрии (7,5 тыс.). Подавляющее большинство остальных жертв — польские евреи из Люблинского района. Тем не менее, в 1943 году Собибор стал местом смерти, прежде всего, евреев из-за пределов генерал-губернаторства. Со 2 марта по 20 июля в Собибор направили 19 транспортов из пересыльного лагеря Вестерборк в Нидерландах, в общей сложности 34 313 человек. Тогда же пришли транспорты из Франции, насчитывавшие 4000 евреев. Сентябрьские транспорты из Минска, Лиды и Вильнюса составили около 8–9 тысяч человек. Согласно последним исследованиям, количество жертв лагеря уничтожения Собибор колеблется от 170 до 183 тысяч.

Лейба (Леон) Фельхендлер находился в Собиборе с ноября 1942 года. Подробности его пребывания в лагере трудно с точностью восстановить. Единственный источник информации по этому вопросу — свидетельства заключенных, обычно довольно поверхностные, а иногда и противоречащие друг другу. Однако нет никаких сомнений в том, что за короткое время вокруг него собралась неформальная группа, положившая начало лагерному подполью. Его составляли заключенные, в основном из Люблинского воеводства, особенно из Красноставского повята (Избица, Жулкевка, Гожкув) и ряда других городов (Курув, Хелм, Грабовец, Тышовце, Седлище). Группа сопротивления Фельхендлера была немногочисленна, и ее участники соблюдали строгие правила конспирации. Обсуждения, которые они вели, касались главным образом возможностей и планов потенциального побега. Они активизировались весной 1943 года, когда до лагеря дошло известие о начале восстания в Варшавском гетто. Переломным моментом в деятельности движения сопротивления стало прибытие 23 сентября 1943 года транспорта из Минска, в котором были советские военнопленные еврейского происхождения.